ФОТОГАЛЕРЕЯ
kniga oblojka
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Пчеловодство играет важную роль в обеспечении продовольственной безопасности нашей страны. Его продукция — ценный экспортный товар. В некоторых российских регионах, в том числе дальневосточных, эта сфера деятельности остается для многих деревенских жителей единственным источником дохода.

Линейка продуктов пчеловодства состоит из десяти наименований (мед, пыльца, прополис, воск, подмор, забрус, маточное молочко, пчелиный яд, трутневое молочко, мерва), и каждый продукт уникален. Но это не вся польза, которую приносят медоносные пчелы. Использование их как опылителей растений в сельском хозяйстве увеличивает урожай до 75 процентов в зависимости от культуры.

Казалось бы, такую важную отрасль следует всецело поддерживать на самом высоком уровне. Что же выходит на деле?

Из мощного сегмента сельского хозяйства пчеловодство превратилось едва ли не в хобби: в РФ ежегодно заготавливают в 50 раз меньше меда, чем когда-то в СССР. Наукой подтверждено, что на всю территорию России для содействия естественному опылению сельскохозяйственных культур необходимо семь миллионов пчелосемей. К сегодняшнему дню осталось менее трех миллионов. Еще один факт: употребление меда на душу населения в нашей стране составляет 300 граммов на человека в год. В Европе этот показатель доходит до трех килограммов Необходимость развития пчеловодства очевидна. Но боюсь, что даже о сохранении этой отрасли скоро можно будет забыть, если мы не защитим основной товарный медонос дальневосточной тайги — липу. Это дерево уникально. Для сравнения: две липы «приносят» столько же меда, сколько гектар гречихи или два гектара подсолнечника. С одного гектара липовых насаждений можно собрать до полутора тонн полезного продукта.

Проблема в том, что сегодня экспортный рынок древесины более чем наполовину ориентирован на липу. Только по Приморскому краю идет масштабный переруб задекларированного объема — в 4,5 раза, это вцдно по растущему вывозу сырья за границу.

То есть основные медоносы уничтожаются.

Теперь немного расчетов. С одного кубометра липы при заготовке древесины в бюджет поступает 144 рубля — одноразово. Одно дерево липы в год в среднем дает 16 килограммов меда. Период медопродуктивности — до 200 лет. Платятся налоги, в переработке заняты люди, развиваются смежные отрасли. Экономическая эффективность очевидна. Возможность катастрофы для пчеловодства в случае продолжения вырубки липы — тоже.

Уверяю вас, переживать об упадке доходов от лесной отрасли в случае запрета этих рубок не стоит. Рынок очень гибко реагирует на изменения, и технологии будут переориентированы на другие породы деревьев.

Но рубки липы — не единственная проблема в отрасли. Для выезда на 15-20 дней к местам традиционного кочевого пчеловодства сегодня надо заказать и оплатить проект освоения участка лесного фонда, а потом и за оформление участка — от 30 тысяч рублей, огромные деньги для сельского жителя! Учтите, что за сезон таких кочевых участков может быть семь-восемь.

Сегодня прилив энтузиазма вызвала у людей программа «Дальневосточный гектар». Более 70 участков взято под пасеки только в районе имени Лазо. А по всему Хабаровскому краю к действующим пасекам добавилось более 300 участков. То есть народ у нас, вопреки мнению всякого рода теоретиков о ленивом русском мужике», трудолюбивый. Но задача государства в том и состоит, чтобы защитить главный медонос наших лесов, поддержать желающих заниматься пчеловодством, вывести отрасль на новый виток развития.

Что для этого надо сделать?

В первую очередь внести липу в перечень ценных пород деревьев, обязать декларировать ее при вырубке, это позволит контролировать количество заготовленной древесины.

Следует также ввести мораторий на заготовку липы как основного медоноса Дальнего Востока. Допускаться должны только санитарные рубки липы. Нужно разработать долгосрочные государственные программы и комплекс мер по восстановлению липовых лесов.

Обязательно надо провести детальную инвентаризацию и картирование медоносной базы, то есть создать дорожную карту для пчеловодов.

Лесничества должны получить право заключения договоров аренды участков лесного фонда для безвозмездного краткосрочного пользования с целью постановки кочевых пасек. Надо исключить необходимость составления проекта освоения лесов для пчеловодов. Повторю, сегодня процедура заключения договоров аренды неоправданно затянута.

Это далеко не все необходимые меры, но самые неотложные. Конечно, если мы хотим сохранить пчеловодство как отрасль.

Дмитрий МИДЯННЫЙ, член Собрания депутатов муниципального района имени Лазо Хабаровского края, пчеловод. «Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники