ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Военно-морской флот… Краснознамённый Тихоокеанский… Для человека, родившегося на тихоокеанском берегу России, понятия святые. Ленты бескозырок, полотнища флагов на мачтах и флагштоках, строгие контуры стальных кораблей над тёмной водой, крутые бодливые волны, бьющие в каменистые берега… Нет без этого родины. Отношение к флоту, к военным морякам, всю полноту чувств, которые они вызывают, трудно высказать словами. Может быть, главные из них — любовь, доверие и гордость.

С особой силой эти чувства волнуют сердце 9 мая и в последнее воскресенье июля, когда Россия отмечает День Военно-Морского Флота. Много десятилетий всенародные эти праздники отмечались во Владивостоке по-особому. Жители и гости города ждали их, мечтая оказаться в числе счастливцев, которые смогут вживую увидеть коленопреклонение и парад войск гарнизона на Корабельной набережной, у Вечного огня Мемориала славы Тихоокеанского флота в День Победы и уникальное праздничное представление на акватории и на берегу Амурского залива в День ВМФ. С нашего города начинались торжественные репортажи всех телеканалов страны. Местные печатные и электронные СМИ широко освещали необыкновенные события в столице Приморья — главной базе Тихоокеанского флота.

Душа полнилась благодарностью, удивлением, восторгом. Хотя сценарии праздников мало менялись от года к году. То есть Тихоокеанский флот, в давние времена организовавший «мероприятия», ставшие одной из самых ярких и ценных, исключительно владивостокских и именно флотских, традиций, изначально заложил в них такое достойное содержание, придал им такую выразительную форму, что какие-то принципиальные новшества могли легко навредить традиции…

День Военно-Морского Флота 28 июля 2018 г. восторга не вызвал. А удивление оказалось совершенно иного рода. Первая неприятная неожиданность — с трибун бывшей водной станции ТОФ задолго до конца действа стали уходить зрители. Подавляющее большинство — с детьми. Такого не случалось никогда. По крайней мере, в столь массовом количестве. Детишек просто невозможно было оторвать от зрелища до самого его завершения. Но признавать, что праздник явно получается ущербным, не хотелось. Придумала оправдание — устроители немного затянули сценарий, люди просто подустали. День жаркий, очень жаркий… Запретила себе думать, что в истории праздника бывали дни не менее жаркие, праздник, случалось, попадал под ливень или окутывался туманом, скрывавшим парадный строй кораблей на рейде Амурского залива. Но ведь люди не уходили…

Много лет попасть на трибуну не удавалось. В сознании, в памяти образ праздника оставался незыблемым. И в этом году я ждала его таким, каким он был всегда. Но… Вместо благодарности и восторга появилось недоумение. И — обида. За поверженную традицию. За историю, за флот. Настолько сильная обида, что происшедшее в День ВМФ 2018 года сердце и разум восприняли как личное оскорбление. Это было потрясение, о котором хотелось кричать. Но… Кто мы, каждый из нас отдельно, перед этой великой и славной громадиной — Тихоокеанским флотом России?! Имеем ли мы право на критику, можем ли хоть в чем-то упрекать его?.. Решила — пройдет. Однако после праздника уже миновал почти месяц, а горький осадок от него остается. И остаются вопросы.

Что это было? День ВМФ или День города Владивостока? Если не считать собственно парада кораблей и высадки морского десанта, военных шеренг-колонн в многолюдных массовках, остальная часть праздника как будто перекочевала с площади Борцов революции, где из года в год по разным знаменательным поводам происходит хорошо отработанное, весьма стандартное, можно сказать, универсальное представление «на все случаи». Пусть красочное, интересное — особенно, если его смотреть впервые — заслуженно популярное у зрителей, на флотском празднике оно все-таки заняло чужое место. История Тихоокеанского флота, бесспорно, связана с историей города. Но нельзя одну историю заменить историей другой. Вот лишь одна из множества деталей, вызывающих недоумение. В дикторской текстовке прозвучали имена владивостокской американки Элеоноры Прей и первого жителя нашего города Якова Семенова, но как-то обошлось без многих и многих имен моряков-первопроходцев, первооткрывателей и первостроителей дальневосточной России и ее защитников, героев войны Крымской и войны Великой Отечественной, тихоокеанцев, воевавших под Москвой и Сталинградом, освобождавших Сахалин, Курилы, Сей-син, Далянь, Порт-Артур… Невольно вспомнилось то, что видела давным-давно, но ясно представляю спустя десятилетия. Над Амурским заливом — самолеты… Парашютисты в небе… Из-под воды — несравненные и легендарные боевые пловцы… И — главное в празднике, завершающий его аккорд, которого с нетерпением ждали в течение года и дети, и взрослые! — явление владыки морского Нептуна с живописной свитой. Ведь все это было!.. Хотелось — совсем по-детски — снова увидеть Нептуна! Но сначала — флот, берегущий покой Родины, гордо несущий Андреевский флаг на просторах Мирового океана…

И вдруг — многолюдный парад ряженых эпох и стилей, куртуазная публика… Барабаны вроде шаманских, гарпуны, копья, веера… Свежеокрашенный ленд-лизовский танк, не имеющий к ТОФу прямого отношения, испугавший своими выстрелами не только детвору… Сюртуки, жилетки, кринолины, зонтики, купеческие картузы, цилиндры салонных дамских угодников… И — ну, конечно! — песня: «Я, ты, он, она! Вместе — целая страна, Вместе — дружная семья!..» Кто спорит, песня хорошая, подходящая ко многим праздникам и будням. Но почему-то в этот день хотелось иного. Того, к чему навсегда привязано сердце. С ритмом флотских маршей, с плеском волн, с боцманской дудкой, с корабельными позывными…

Не знаю, кто как, но я шла на праздник не затем, чтобы посмотреть пестрый набор лубочных картинок из прошлого родного города. Для этого есть другие праздники. А в День ВМФ я шла на берег Амурского залива, чтобы вспомнить и поклониться тому, что более всего дорого людям, которым судьба флота кажется частью судьбы собственной. Хотя я человек вовсе не военный. Просто всю жизнь жила рядом. Просто в роду в разное время, доступное родовой памяти, кто-то обязательно работал на флот. Мой дед, военный фельдшер, был призван из Иваново во Владивосток в русско-японскую. Дядя 17-летним юнгой служил на кораблях ТОФа в Великую Отечественную. Отец, после тяжелого ранения вернувшись с фронта, в мирное время работал начальником радиоузла Дома офицеров флота на Русском острове. Друзья семьи — морские офицеры и мичманы. Сосед по квартире — командир большого десантного корабля. Можно сказать, я — дитя флотского военного гарнизона, несущее почти на генетическом уровне чувство родства с этим великим творением державы — Военно-Морским Флотом России.

Люди в морской офицер -ской форме всегда вызывали доверие и уважение. Они казались особой кастой военных, в которых патриотизм и чувство долга сочетались с романтизмом, искромётным юмором и высоким уровнем культуры. Больше того, я была уверена, что и море, несущее людям неисчислимые испытания, и флот, при всей его строгости и «железности», — явления глубоко поэтические по своей природе, а все моряки — в душе поэты. Стихи многих и многих авторов, чьей профессией стала морская военная служба, укрепляли во мне это убеждение. Судьбы некоторых из них касаются или крепко связаны с Тихоокеанским флотом. Игорь Кравченко, Александр Колосков, Анатолий Кашеида, Николай Флёров, Леонид Климченко, Николай Гур-ский, Никита Суслович, Валерий Королюк, Владимир Тыцких, Анатолий Злыднев… Те же, кто стихов и прозы не писал, на удивление были начитаны. Мой дядя, военно-морской инженер Павел Иванович Селюков, приходя к нам в гости, частенько читал наизусть что-нибудь из классики. Особенно любил Лермонтова.

Несколько лет назад из Владивостока во Псков я отправила книгу «Киевский морполит. Выпуск третий», презентация которой прошла в Морской библиотеке Севастополя — детище знаменитых черноморских адмиралов. Авторы «Морполита» (Олег Гречко, Светлана Максимова-Кириченко, Владимир Тыцких) принадлежат литературному флотскому братству. Адресат — выдающийся современный художник слова, друг Валентина Распутина, Виктора Астафьева, Семена Гейченко и других писателей, ставших классиками еще при жизни, Валентин Курбатов — тоже человек военно-морской, в свои годы служивший на Северном флоте. Валентин Яковлевич ответил быстро: «Получил… «Киевский морпо-лит»… по нескольким страницам вразброс успел увидеть чудо ясности и простоты, которое нынче оставляет нашу литературу, увязшую в «текстах». Повеяло позабытым воздухом времени, когда слово еще помнило свое значение и искало не читателя, а родное сердце. Написано с давней забытой улыбчивой нежностью, которой всегда отличались флотские ребята. И как замечательно, что они сейчас окликают друг друга этой книгой по бывшему

Союзу и опять вместе и на минуту те же. Тоже ведь способ сопротивления общему беспамятству. И тоже служба — всё та же, флотская, воспитываемая морем. Поклонитесь кавторангу Тыцких и его товарищам.

С благодарностью, старший матрос запаса Курбатов».

В День ВМФ вот этого я и ждала в первую очередь -слов, обращенных к памяти и сердцу. Но… Не знаю, как назвать «тексты», которые прозвучали на празднике. Скажу так: поэзии там не было. Рифмованные речёв-ки и «слоганы» не вызвали ничего, кроме стыда. На выходе с трибуны случайно наблюдала картину: Владимир Тыцких столкнулся с незнакомым мне человеком (высокий красивый мужчина с профессиональной фототехникой, я заметила, сошел после парада кораблей с катера командующего Тихоокеанским флотом). Они поздоровались, и незнакомец спросил с досадой: «Володя, ну что, ты не мог написать нормальные стихи вместо этих…» Ответа я не расслышала, а как были названы «эти», не скажу.

И вот уже почти месяц после праздника думаю: неужели сегодня моряки-тихоокеанцы стали другими? Не пришли ли на смену былому доблестному и высококультурному офицерству лейтенанты, а то уже и адмиралы, выученные по новым «передовым» программам и учебникам? Прошедшие школу «героических» девяностых, где для культуры вообще и для поэзии в частности, места не предусматривалось?

Встречая на улицах и в кабинетах людей в новой морской незнакомой мне форме, я пытаюсь уловить в них былую мужественность и интеллигентность, чувство прекрасного, историческую культуру, образованность и таланты, которые позволяли выигрывать баталии, открывать библиотеки, писать книги… И по-настоящему красиво устраивать праздники в День Военно-Морского Флота. Пытаюсь, то есть, думать о флоте и флотских с прежней любовью, доверием и гордостью. А перед глазами, как говорится, «картинки с выставки». Начальник Дома офицеров флота во Владивостоке в ответ на просьбу позволить литературной студии «Паруса» (костяк студии — военные и гражданские моряки, руководитель — ветеран ТОФ, бывший офицер-подводник, начинавший службу на ТОФе матросом) раз в месяц собираться в ДОФе на занятия, требует арендную плату за полтора часа в размере нескольких тысяч рублей… В свет выходит подарочное издание «Тихоокеанский флот». Много фотографий. Стихотворения, посвященные морякам — подводникам, надводникам и т.д. В большинстве — типично самодельные, «датские», в альбомчик. Без большого удовольствия читаю одно, другое… Вдруг вижу: в тексте, автор которого не указан (все «поэты» — в общем списке в конце альбома), четыре строки — украдены у известного российского писателя. Вот эти: «Дыша отеческим простором Над океанскою волной Стоим у русского Босфора — Вся Россия за спиной». Дикий случай пыталась расследовать, искала вора. Не нашла… Такой серьезный издатель — Тихоокеанский флот. Такая шикарная книга — залюбуешься. И — плагиат. Штука, между прочим, не просто дурная, но — подсудная. И теперь это все о нем — о флоте, все о них — о тихоокеанцах?!

Вопрос оставался -писать об этом или не писать? В конце концов, пошла со своими записками и сомнениями к автору украденного катрена Владимиру Тыцких. И вот что он мне ответил:

- Вот именно вы не только имеете право, но обязаны все это сказать. Ведь для кого, как не для жителей Владивостока, издаются эти книги-альбомы, устраиваются эти праздники? Чего же молчать в тряпочку, когда вам выказывают такое неуважение! Это именно неуважение — организаторов к самим себе и к тем, кому они преподносят свой, скажем так, недорогой «творческий продукт». У меня отношение к происшедше-му-происходящему такое же, как у вас, даже хуже. Но мое возмущение, а это именно возмущение, было бы истолковано неправильно. Каждый, мол, мнит себя героем, видя бой со стороны. Да и неловко как-то говорить нелицеприятное о флоте, если ты служил на нем четверть века и навсегда отдал ему свою любовь. И уж тем более, не судиться же с родным Краснознаменным Тихоокеанским…

Человек, о котором вы вспомнили, — известнейший журналист и фотомастер Виталий Аньков. Из той, прежней, плеяды боевах-тинцев и краснозвездовцев, обладающих вкусом и профессионализмом, которого нынешним коллегам маленько не хватает. Слабость (мягко говоря) праздничных «стихов» он, конечно, не мог пропустить мимо слуха.

Написать что-то более приличное есть кому. А можно и не писать нового. В богатейшей отечествен

ной поэтической маринисте достаточно замечательных, вполне подходящих случаю произведений. Сделать из них добротную композицию несложно. Но те, кто сегодня отвечают за это дело, видимо, не ведают, к кому обратиться за помощью, и сами плохо знают, а то и вовсе не знают флотской поэзии. Очень похоже, просто не имеют о ней представления, ни о флотской, ни о какой другой. Тоже и с музыкальным рядом. В репертуаре одного только Ансамбля песни и пляски ТОФ красивых песен, тематически попадающих, что называется, в десятку, в прошлые годы было столько, что выбирай — не ленись. А есть еще оркестр штаба флота, есть флотские авторы-исполнители, есть проверенные временем работы композиторов-тихоо-кеанцев Анатолия Калекина, Константина Селиванова, есть солисты, еще не забывшие этих работ. Тоже, видимо, культурное флотское начальство не в курсе. Ну, если можете создать новое и лучшее — дерзайте. А коли пока не получилось, не гнушайтесь наследием старших товарищей. Только не позорьтесь, не показывайте чепухи, ведь не все зрители тугие на ухо, кто-то же обязательно обнаружит ваш конфуз.

И в самом сценарии много эпизодов, никак иначе не объяснимых, разве только малограмотностью или непрофессионализмом устроителей действа. Вспомните хотя бы фигуру фотографа, снимающего как бы исторических персонажей на фоне фланирующей и танцующей городской публики. Фигура, правда, колоритная, в другом месте в другое время ее следовало бы посчитать творческой находкой. Однако у Тихоокеанского флота есть образ, гораздо более органичный для представления в День флота. Это фотокорреспондент фотобюро политуправления Тихоокеанского флота, корреспондент-литератор «Боевой вахты» во время японской кампании, гвардии капитан Андрей Лубенко. Орденоносец, непридуманный герой, в Сейсине в тяжелейшем бою заменивший выбывшего из строя командира отряда моряков, абсолютно героически дравшихся с японцами.

Уж если в такой день показывать театрализованные сцены, то пришлись бы к месту ныне очень популярные исторические реконструкции событий из истории собственно Тихоокеанского флота. Таких историй хватит на сто лет и тысячу праздников. И потом — надо иметь чувство меры, блюсти чистоту жанра. Не стоит динамичное, образно говоря, боевое действо превращать в муторноватый сериал, сопровождаемый полуисторической лекцией, на которую, видимо, не хватило нормальных слов. Иначе откуда явились вымученные рифмованные рефрены, многократно повторенные тогда, как их довольно было услышать один раз, а лучше бы не слышать совсем.

В общем и целом, вы правы. Не наше дело судить о боеготовности флота, о достижениях тихоокеанцев, которые, конечно, есть и отчасти были показаны на празднике. Но что касается культуры, образованности, эрудиции нынешних военных моряков, знания ими традиций, желания и умения следовать им, тут впору развести руками.

Эльвира КОЧЕТКОВА.

ОТ РЕДАКЦИИ

Владивосток — город пограничников и моряков. Прежде всего — моряков военных. И столица края, и все Приморье совершенно заслуженно ассоциируются с Краснознаменным Тихоокеанским флотом. С его повседневными ратными делами по защите дальневосточных рубежей Родины, с его боевой славой, с его традициями. Именно флотские традиции не один десяток лет были визитной карточкой тихоокеанского форпоста России. Важнейшие из них — коленопреклонение у Вечного огня на Корабельной набережной 9 мая и праздничное представление на водной станции ТОФ (теперь — ЦСКА) в День Военно-Морского Флота. То, как они проводились тихоокеанцами, вызывало глубокое уважение у всей страны и восхищение у всех, кому довелось быть их участниками и зрителями. Неожиданный, никак никем не объясненный отказ от коленопреклонения, странные изменения в сценарии праздника на берегу Амурского залива застали владивостокцев врасплох. Горожане недоумевают, возмущаются, протестуют. Едва ли за всю историю Тихоокеанского флота случалось что-то подобное. Небрежение традициями, которые утвердились в общественном сознании как священные, а значит неприкосновенные, незыблемые, наносит имиджу флота незаслуженный — мощный и ничем не оправданный — урон. Свидетельства этому — обращения, звонки, письма в редакцию «Утра России». Газета, всегда прежде писавшая о флоте с уважением, не может остаться в стороне от проблемы, которая взволновала и озадачила приморцев. Сегодня тему, поднятую Андреем Островским в статье «Нептун уходит на «гражданку» («Новая газета во Владивостоке»), продолжает материал Эльвиры Кочетковой, заведующей кафедрой физики МГУ им. Невельского, кандидата физико-математических наук, члена Союза российских писателей и Русского географического общества.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники