ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сегодня на Дальнем Востоке созданы новые условия хозяйствования, которые должны способствовать ускоренному развитию этого макрорегиона. Наряду с уже «примелькавшимися» в прессе территориями опережающего развития (ТОРы) и свободным портом Владивосток (СПВ) на широкое обсуждение вынесено и такое понятие, как специальный административный район (САР). Этот механизм у нас только начинает формироваться.

Он рассматривается в качестве альтернативы зарубежным офшорным зонам и, как обещают чиновники, заработает на острове Русский во Владивостоке буквально в сентябре-октябре. Означает ли это скорый приток иностранного капитала?

Напомню, классические офшорные территории выбирались обычно юридическими лицами для доступа к англосаксонскому договорному праву, независимым судам и специальным финансовым инструментам, а не для создания неких «кубышек». Как правило, учредители офшорных компаний желали вывода корпоративных отношений в зону комфортной юрисдикции.

Да, есть определенные сомнения, что иностранные банки будут открывать «островным» компаниям банковские счета. Ведение и учет средств на корсчетах лороностро по санкционным причинам вообще может стать проблематичным. Правда, как уверяют чиновники, тем не менее ожидаемый приток инвестиций в САРы на острова Октябрьский в Калининградской области и Русский во Владивостоке может превысить миллиард долларов. Но давайте подождем, все же мировой тренд в международных финансах и инвестициях — это их полная транспарентность. Всегда важно знать конечного бенефициара, чтобы такие деньги «не пахли», а офшоры не становились «черными дырами».

А могут ли офшорные деньги выступить драйвером для дальневосточных ТОРов? Ведь международный капитал почти всегда идет туда, где приняты упрощенная процедура оформления и пониженные ставки налогообложения. Все не так однозначно. Приходится признать, что выведенные когда-то из РФ деньги пока не очень-то стремятся вернуться на родину. В марте этого года в России началась вторая волна амнистии капитала. Первая, которая проходила с июля 2015-го до июля 2016-го, привлекла, по данным минфина, всего 7,2 тысячи человек. Тем не менее многие эксперты уверены, что результаты второй волны могут оказаться лучше. Дело в том, что возросла угроза состояниям богатых россиян за рубежом. Осложнение условий для инвестирования капиталов российского происхождения на развитых рынках уже стало серьезным стимулом для репатриации денег в Россию. Ну, а если улучшить регуляторную среду хотя бы в ТОРах, то возможности для инвестиций из офшоров резко улучшатся.

Есть еще один нюанс: тот, кто хотел бы вернуть капитал в РФ, не очень хорошо понимает, куда его здесь вложить. Самый большой наш рынок — сфера госзаказа, около 30 триллионов рублей. Но попасть туда невероятно сложно. Поэтому, находясь в условиях между молотом и наковальней, некоторые владельцы капитала вместо того, чтобы возвращать деньги, решили перебраться поближе к ним, сменив налоговое резидентство или место жительства. Я не открою сейчас Америку, если скажу о том, что самый лучший способ возвратить капитал на родину — создать условия для нормального и выгодного ведения бизнеса, включая защиту собственности и независимый суд. Тогда необходимости в проведении амнистий и создании офшоров не будет в принципе.

Александр ИВАШКИН,
председатель Некоммерческого партнерства «Лига финансовых институтов» (Владивосток).
«Российская газета».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники