ФОТОГАЛЕРЕЯ

kniga oblojka

ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

№ 4657-4658 (010-011) от 31.01.2013 г.

Государство и экономика ——————————————

А. Метёлкин: «Что народу-то говорить, Иван Степанович?»

И. Шепета: «Работать, максимально снижая затраты. Другой защиты у нас нет»

Страна так и не хранит, что имеет, правда, потеряв, теперь и не плачет

Анатолий Викторович — начальник автотранспортного цеха акционерного Приморского горнообогатительного комбината, а Иван Степанович — председатель его совета директоров, расширенному заседанию которого, подведшему на прошлой неделе итоги работы общества за прошлый год, и предшествовал их заглавный диалог. В конце января сами итоги (смотри таблицу, немного, может, будет уточнен лишь показатель прибыли за IV квартал и год соответственно) всем им — директорам, главным специалистам и руководителям структурных подразделений — уже известны, но ситуация на предприятии и в почти пятитысячном поселке Восток такова, что Метёлкин и поспешил со своим вопросом.

Шепета ответил ему экономически принципиально, а детальной  расшифровкой того, как  это «работать, максимально снижая затраты», и стало их подведение. Не традиционные рапорты-отчеты-оправдания, а доклады: где, сколько и чего (денег, материальных ресурсов, живого труда) можно и нужно еще сэкономить, чтобы себестоимость основного профильного продукта комбината — вольфрамового концентрата — была ниже рыночной цены, чтобы итоговая деятельность его была прибыльной, хотя и это еще не всё.

Тут уж Анатолию Викторовичу не спрашивать, а и самому докладывать (оказалось, и было что) пришлось.

Но всё это — экономическая самооборона комбината, а ключевыми словами в ответе Шепеты Метёлкину в сегодняшней ситуации представляются мне вот эти: «Другой защиты у нас нет».

…Напомню, в первозданном полномощном состоянии из десятка вольфрамодобывающих предприятий страны при ее возвращении в рыночный капитализм выжил только наш Приморский ГОК (как резонансно, выражаясь современно, выживало некогда рентабельно работавшее в его составе Лермонтовское ГРП, что в Светлогорье Пожарского района, хлебнувшее суверенитета своих руководителей, приморцы еще не забыли). Но даже его концентрат был почти не востребован отечественными вольфрамоперерабатывающими предприятиями, которых, как и отечественное машиностроение, их уже потребителя, тоже не миновало убийственное расстройство перестройки.

Вот и пришлось комбинату переориентировать сбыт «излишков» концентрата на экспорт, получая неплохие деньги по международным рыночным ценам. На которые поддерживал и диверсифицировал вольфрамодобывающее монопроизводство (создал один из пяти всего лучших на Дальнем Востоке, удостоенных международного сертификата технологического и экологического качества лесоперерабатывающий комплекс, на отходах которого ежегодно экономит 12 тысяч тонн дорогого дальнепривозного топочного мазута на промзоне, а к осени запустит новейшую котельную на них для теплоснабжения и жилого поселка), постоянно повышал зарплату своим 1200 работникам (она превышает среднекраевую и среднероссийскую), десятками миллионов рублей выплачивал дивиденды своим акционерам, постоянно улучшая, содержал поселок.

А первым делом — это для него всегда было свято — платил к миллиарду рублей близившиеся налоги в бюджеты всех уровней.

Красноармейский районный в частности на 80% формируется ими. Только администрация его платит ему за это совсем не светлой благодарностью. Впрочем, и власть государственная, хотя, казалось бы, ну какое еще нужно ей частное предприятие?!

Но средства эти никогда не были для комбината «манной небесной», доставались постоянным опережением снижения себестоимости против цен на международном рынке. Действовать бы так и отечественным истребителям его концентрата, которым он его и без того продавал дешевле, ежегодно теряя на этом 50 миллионов рублей. Но и этого им (находящимся ближе к столице и правительственным структурам) оказалось мало. Все последние годы они добивались признания комбината монополистом, административного снижения цен на его концентрат, введения заградительных пошлин на его экспорт. И всё это под  предлогом дефицита концентрата для них и отечественного машиностроения соответственно. Что никак не соответствует действительности.

Да, дефицит есть, но не предложения, а спроса отечественной промышленности, о чем мне уже не раз приходилось писать. И всё это происходит во время почти перманентного кризиса на международном рынке вольфрама. В декабре 2008-го комбинат даже вынужден был остановиться на два самых суровых месяца, чтобы на производственные деньги предотвратить замораживание поселка.

Потом ситуация улучшилась, но вскоре цены на международном рынке не только постепенно, как предполагалось и хотелось, снижались, а и обрушились. Вплотную до убыточных для комбината (за прошлый год он потерял из-за этого 1,3 миллиарда рублей). Но и по ним покупать концентрата потребители стали намного меньше. Отчетный год пришлось работать и на склад, но останавливаться на сей раз не стали, поскольку тратиться на сохранность предприятия и поддержание жизнедеятельности поселка всё равно надо.

И в такое вот время отечественные потребители его концентрата своего добились, о чем лучше поведает этот вот документ.

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ АНТИМОНОПОЛЬНАЯ СЛУЖБА (ФАС России)

РУКОВОДИТЕЛЬ

 

Садовая Кудринская, 11, Москва, Д-242, ГСП-5, 123995

тел. (499) 795-76-52, факс (499) 254-83-00, delo@fas.gov.ru, http://www.fas.gov.ru

05.08.2012 № ИА/3797-ИР

 

О повышении ставки вывозной таможенной пошлины на руду и концентраты вольфрамовые

 

Первому заместителю Председателя Правительства Российской Федерации И.И. Шувалову

Краснопресненская наб., д. 2, стр. 2, Москва, 103274

 

Уважаемый Игорь Иванович!

 

На заседании подкомиссии по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции (далее Подкомиссия) 25.07.2012 г. было принято решение о повышении ставки вывозной таможенной пошлины на руды и концентраты вольфрамовые (код ТН ВЭД ТС 2611 00 000 0), с 0% до 10% от таможенной стоимости, сроком на 1 год.

 

ФАС России не поддержал данное решение и просит еще раз вернуться к рассмотрению данного вопроса.

 

Российские рынки вольфрамового сырья характеризуются как рынки с неразвитой конкурентной средой и наличием монопсонии (диктата потребителей). Так, на рынке вольфрамитового концентрата присутствует единственный покупатель — ОАО «Кировоградский завод твердых сплавов», а на рынке шеелитового концентрата — ОАО «Гидрометаллург».

 

По мнению ФАС России, в случае введения указанной меры предложение вольфрамового концентрата на указанных рынках будет избыточным, что позволит потребителям приобретать вольфрамовое сырье по ценам ниже тех, которые могли бы сложиться при нормальном ходе торговли в условиях открытости российского рынка для мировой торговли.

 

Данное обоснование не было учтено при принятии указанного решения на Подкомиссии.

 

Исходя из изложенного, просим Вас дать поручение повторно рассмотреть на Подкомиссии вопрос о введении ставки вывозной таможенной пошлины на руды и концентраты вольфрамовые.

 

Приложение: справка о ситуации на рынке вольфрамового сырья на 3 л. в 1 экз.

 

И.Ю. Артемьев

 

К сожалению, Игорь Иванович, дальневосточник по происхождению, уже несколько лет позиционирующий себя наипервейшим радетелем благополучия Приморья, похоже, ничего не сделал, коли председатель правительства Дмитрий Медведев в ноябре подписал постановление правительства о повышении той самой вывозной таможенной пошлины, вступившее в силу 20 декабря. Очевидно, что Дмитрия Анатольевича, осчастливившего страну и заполярной темнотой до половины десятого утра, в очередной раз ввели в заблуждение. Обращения к президенту страны об отмене пошлины пока тоже безрезультатны. Это вам не Депардье российским гражданством в мгновение ока осчастливить. Видимо, и перед президентом чиновниками выставлены заградительные барьеры.

А Игоря Артемьева надо дополнить. Самим отечественным потребителям-диктаторам никаких вывозных пошлин не вменено, хотя и они большую часть своей продукции, произведенной из концентратов, экспортируют. По цене еще большей. С добавленной стоимостью.

А Приморскому ГОКу 10-процентная вывозная пошлина может обойтись в 300, а то и во все 400 миллионов рублей. Поскольку цены на концентрат на международном рынке продолжают падать (непредсказуем пока даже 2014 год), а закупки его сокращаются, то сумма эта может оказаться для него последней каплей, переполнившей чашу весов в сторону его убыточности, со всеми, как говорится, вытекающими из нее последствиями. О них читайте «Таежкинский тупик» Василия Авченко из «Новой газеты во Владивостоке» (стр. 4). Правда, сравнения априори хромают. Если в Таежном и Молодежном суммарно около 300 человек, то в поселке Восток их около пяти тысяч. А было и под семь тысяч. Перед тем как комбинат простоял почти три года. О них до сих пор напоминает без окон и дверей стоящее пятиэтажное здание, а в других — около 60 пустующих квартир «россыпью».

Случись «таежкинский тупик» и здесь, мало никому не покажется. Это нам надо? Губернатору нашему в частности. Отказавшемуся заступиться за комбинат и Лермонтовское ГРП, за Восток и Светлогорье перед президентом. Плакать или смеяться — он, оказывается, разрабатывает программу развития (?) горнорудной промышленности края.

Владимир Владимирович, дай вам бог сначала восстановить ее.

К вашему сведению. Если «товарку» горнорудной промышленности края (Дальполиметалл, Ярославский, Хрустальненский и Приморский ГОКи и Лермонтовское ГРП) и горнохимической («Бор») 1990 года принять за 100%, то сегодня она скукожилась до… 5%. Тогда из 100% на долю Приморского ГОКа приходилось 2,5%, а сегодня 2,3% из 5%. Правда, два ваших предшественника такими сравнениями не занимались, по крайней мере, их не оглашали.

Хрустальненского ГОКа в Кавалеровском районе (тамошние его поселки ради копеечных льгот на существование людей преобразованы в сёла, а Таежное и Молодежное в Красноармейском и вовсе закрыты), дававшего треть олова СССР, совсем не стало, а плачевную судьбу гуляющих по рукам разных собственников Дальполиметалла, Ярославского ГОКа и «Бора», уже знаете. Возможно, и Светлогорья, подобно Пикалёво прославившегося перекрытием федеральной дороги Владивосток — Хабаровск. После чего в дело, как и там, вмешался и тогдашний президент Владимир Путин, а Сергей Дарькин наградил «Лермонтовкой» краевое госпредприятие «Примтеплоэнерго», срочно вбухав в него сотни миллионов рублей краевого бюджета. Наших, приморцев, рублей, нас не спросясь. Кстати, открытое письмо Владимиру Путину (оно опубликовано в федеральной газете «Коммерсант» 27 декабря) вместе с пятью руководителями возрождающихся вольфрамодобывающих предприятий подписал и нынешний (шестой!) гендиректор «Примтеплоэнерго» Анатолий Попов.

Владимир Владимирович, случись всё сегодняшнее с комбинатом и «Лермонтовкой» в советское время, не представляю сторонними наблюдающими Виктора Павловича Ломакина, Дмитрия Николаевича Гагарова и Валерия Федоровича Луценко, светлая им память, Дмитрия Ивановича Карабанова. Не сами, так других бы — «по просьбе трудящихся», депутатов разных уровней — они точно мобилизовали бы. Через полтора месяца только год исполнится вашему полномочному губернаторству, вам, представляется мне, всё, если и не позволено, то еще простительно.

А если не позволено самому, то есть Законодательное собрание, которому Вы готовите программу развития горнорудной промышленности (интересно, саму-то ее хоть спросили?), лобзающиеся на едроссовской партконференции наши депутаты Госдумы и сенаторы. Виктор Пинский, помнится, после прошлогодней первомайской демонстрации с Михаилом Шмаковым даже компанию Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву составил за кружкой пива. В законотворчестве-то от них только «одобрям-с» требуется, а в роли общественных заступников мог бы и толк получиться.

Неисповедимы пути чиновничьи. Как доктор технических наук, как выпускник знаменитого Института стали и сплавов, Вы как никто другой знаете, что без вольфрама если не краю, то самой-то России рано или поздно — «и не туды, и не сюды».

В упомянутом номере «Коммерсанта» за 27 декабря есть и ваше интервью «Приморье оказалось в интересном положении». Вы объясняете корреспонденту: «Приморье — традиционно перспективный регион. Согласно сегодняшней политике руководства КНР, крупные производства будут выноситься за пределы страны. Поэтому ближайшая зарубежная территория им очень интересна. Наша цель и обязанность — использовать географическое положение и экономическое преимущество и привлечь в Приморье инвестиции из высокоразвитых экономик».

Приехали!

Мы — экономика развивающаяся. Не вынесут ли они (интерес-то к нашей территории и впрямь есть) к нам регулярно взрывающиеся вредные производства, которыми запачкали Амур, в тревожном ожидании держа амурчан и хабаровчан? Нам бы  со своими «Роснефтью» и «Газпромом» договориться.

А вот вложиться в новое для комбината месторождение вольфрама «Скрытое» высокоразвитые соседи (и охотники до «северных территорий») согласны за половину собственности.

Кстати, обращаться за инвестициями к иностранцам советовал и защитник наших леопардов Сергей Борисович Иванов. Как бы нам подбить его и на благо людей?!

Дамир ГАЙНУТДИНОВ.

 

Постскриптум ——————————————————-

К вывозным пошлинам добавились и платежи горноспасателям МЧС, которые они одномоментно увеличили на 40%. Об этом мы сообщали в прошлый четверг (зачем тогда платить сотни миллионов рублей налогов государству, если его структуры «шабашат», на «кормлении», что ли?). В тот же день состоялось внеочередное собрание акционеров комбината (их 990, бывших и действующих работников, все акции общества в их собственности). Утверждено осеннее предложение совета директоров о выплате 85 миллионов рублей дивидендов за III квартал. Да, ситуация трудная, но и мотиваций несколько. Ложкой к обеду — налоговики вернули 62 миллиона рублей НДС. Итогом подведения итогов стал план организационно-технических мероприятий по снижению себестоимости концентрата на сумму от 300 до 500 миллионов рублей (это касается 501 акционера — действующих работников). А мне лично приемлемее то, что за четвертый квартал (тьфу-тьфу и не только) дивидендов может и не быть. Особенно это болезненно для 489 своих пенсионеров, для которых они очень даже существенны, на которые они очень надеялись (даже здравствующий один из четырех лауреатов Ленинской премии за открытие в 1961 году месторождения «Восток-2″). А все 990 вместе — ну не ради этого ли хотя бы «светлого будущего» они купили акции стоявшего комбината? Во имя его спасения…

 

Цитата —————————————————————

Когда надо? Вчера!

«Горнорудная отрасль в Приморье — в особой зоне внимания, по моему поручению сейчас разрабатывается краевая программа поддержки данной отрасли. Мы планируем в ближайшее время внести этот законопроект на обсуждение депутатов Законодательного собрания края».

Владимир МИКЛУШЕВСКИЙ, акционеру Дальполиметалла Эдуарду Янакову,

пресс-служба губернатора Приморского края, 23 января.