ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Фильмы Эмиля Лотяну "Табор уходит в небо" и "Мой ласковый и нежный зверь" стали классикой мирового кинематографа. О самом же режиссере, которому в ноябре исполнилось бы 70 лет, известно до обидного мало. Журнал "Биография" собрал воспоминания самых близких Эмилю Лотяну людей — актрис Светланы Тома и Галины Беляевой, композитора Евгения Доги и сына режиссера Эмиля Лотяну-младшего.
Эмиль Лотяну родился 6 ноября 1936 года в буковинском селе Секуряны (ныне город Сокиряны в Черновицкой области на Украи­не. — Прим. ред.,). Именно это название указывается в энциклопедических статьях о жизни режиссера. Оно было записано и в его паспорте, но в Секуряны молодая мать лишь ездила рожать своего первенца. Вскоре она вместе с сыном вернулась домой, в молдавское село Клокушна, у самой границы с Украиной. Край многона­циональный, и в жилах Эмиля текла румынская, русская, украинская и поль­ская кровь. Лотяну, или, точнее, Лотоцкие, владели мельницей, построенной дедом Леонидом и сохранившейся до сих пор. Когда Северная Буковина была присоединена к СССР, мельницу отобрали, а хозяев чуть не посадили. Лотоцкие уехали в Румынию, где изме­нили свою фамилию на румынскую — Лотяну. Отец Эмиля умер, когда сыну было 12 лет. Семья бедствовала. Тем не менее мать, Татьяна Лотяну, учи­тельница румынского языка и лите­ратуры, постаралась дать Эмилю и его младшему брату Марчелу хорошее образование. Обнаружив у Эмиля му­зыкальный слух, купила ему скрипку, правда, эту дорогую вещь мальчик обменял на велосипед. Музыке он все-таки обучался, и впоследствии она играла огромную роль в его жизни. Как и поэзия — он писал прекрасные стихи. Но главной его страстью уже в дет­стве стал кинематограф.


Эмиль Лотяну-младший:

- Отец рассказывал, что в дет­стве он вместе с родителями по­смотрел вестерн Джона Форда "Дилижанс". Это был чуть ли не первый его поход в кино, и фильм произвел на него такое впечатле­ние, что он запомнил его цели­ком, каждый кадр.

После окончания гимназии четырнадцатилетний Эмиль попытался поступить на актерский факультет бухарестского института кинематографии. Сдав экзамены, он услышал приговор: в инс­титут его все равно не зачислят как "беженца из Советского Союза". Лотяну отправился в СССР. Два года работал корреспондентом в кишиневской газете "Молодежь Молдавии". Он пуб­ликовал не только очерки, но и стихи, вполне зрелые. Но поступить упрямо хотел в театральное училище. В московской Школе-студии МХАТ его темпе­рамент, врожденная артистичность и красивая внешность экзаменаторам понравились. Плохо говорившему по-русски Лотяну даже разрешили часть эк­заменов сдавать на французском язы­ке, который он благодаря матери знал блестяще. В 1953 году Эмиль был зачислен на курс В. Топоркова. Но проучился всего два года. Забрал документы и пос­тупил на режиссерский факультет ВГИКа: ему интереснее было создавать миры, в которых живут актеры. На вступительных экзаме­нах Эмиль вытащил билет, в кото­ром просили рассказать… о фильме "Дилижанс", том самом, что так поразил его в детстве…

Евгений Дога:

- Он вернулся в Кишинев как ураган, и его имя зазвучало сразу и громко. Чем он взял? Вовсе не кино, в котором он делал только первые шаги, а своими стихами и блестящим умом. Эмиль был настоящим интеллектуалом. И к тому же красивым парнем, умеющим себя подать. Он ходил в плаще нараспаш­ку с перекинутым через плечо красным шарфом — девчонки были от него без ума, а уж когда он начинал читать свои стихи!.. Эмиль прекрасно чувствовал драматургию кино, поэзии, и… жизни. До мельчайших нюансов. Он, напри­мер, никогда не приходил вовремя, при том, что был очень обязательным чело­веком. Когда все уже были в сборе, от­крывалась дверь, входил Эмиль, и раз­давались возгласы: "Лотяну!" Он любил, чтобы все было эффектным.

Светлана Тома:

- Я только окончила школу и приеха­ла в Кишинев поступать на юридичес­кий факультет университета. Однажды ко мне на улице подошел высокий кра­сивый мужчина в белом костюме и про­изнес сакраментальную фразу: "Изви­ните, вы не хотели бы сниматься в кино? Я начинаю новый фильм, у меня есть для вас роль". Я подумала, что это какой-то жулик, к тому же я никогда не меч­тала стать актрисой. Чтобы отвязаться от него, дала ему телефон своих тету­шек, у которых жила: думала, они отве­тят ему, как положено. Новый знакомый позвонил, пришел к нам домой и попро­сил родственниц отпустить меня на кинопробы. Через неделю я была утверж­дена на главную роль в фильме "Красные поляны". Чтобы получить согласие моих родителей, Лотяну со мной поехал в ма­ленький городок, где они жили. Мама сказала, что я взрослая и могу решать сама, но отец был категорически против. Эмиль написал им расписку, что вернет меня в целости и сохранности.

Лотяну любил брать сырой, необрабо­танный материал — людей, совершенно далеких от кино, таких, как я, — и лепить из него, как из глины, своих героев. Я не сразу понимала, чего он хочет, Эмиль злился и однажды вышел из себя и стег­нул меня веткой. В обычной жизни он был человеком дружелюбным, но в рабо­те становился нетерпимым до неистовства. Это был единственный раз, когда Эмиль поднял на меня руку. К женщи­нам он относился трепетно, боготворил их. Поэтому у него и в фильмах всегда главная героиня, а не герой.

После того как закончились съем­ки "Красных полян", я поняла, что не могу жить без этого человека. Пока ра­ботали над картиной, Эмиль не про­являл своих чувств. Вероятно, пото­му, что был занят работой и к тому же дал обещание моим родителям. Но по­том мы стали встречаться уже не как актриса и режиссер, а вскоре и вмес­те жить. Он очень меня любил, баловал как ребенка, постоянно придумывал какие-то праздники. Однажды отправились в далекое путешествие на лодке по Днестру и умудрились пересечь государственную границу. Я испугалась, а Эмиль меня подбадривал — он страш­но любил такие приключения. Но для быта, для семьи он не был создан. Как-то он сказал мне, что для него одинако­во важны любовь и свобода.

В 1971 году Эмиль Лотяну задумал снять фильм о народных молдавских музыкантах — лаутарах. Главные роли в нем играли не актеры, а музыканты и музыка. В эту картину он впервые пригласил композитора Евгения Догу, молодого и неизвестного тогда выпуск­ника консерватории.

Евгений Дога:

- С Лотяну мы были знакомы давно, он не раз обещал мне, что "следующую картину мы будем делать вместе". Но каждый раз приглашал других композиторов. Эмиль очень осторожно подхо­дил к выбору тех, с кем работал. Он был перфекционистом: кропотливо трудил­ся над сценарием, тщательно искал на­туру и актеров, а потом лично всем пока­зывал, как надо играть, даже лаутарам. И они слушались его как учителя.

Фильм "Лаутары" получил несколь­ко международных кинопремий, в том числе "Серебряную раковину" на фес­тивале в испанском Сан-Себастьяне. Для Лотяну начинались его самые пло­дотворные годы.

По духу он был европейским че­ловеком. Часто ездил за границу — для него это было легко, потому что его мать и брат жили в Буха­ресте. Дружил со многими западными режиссерами и актерами и вполне мог бы работать на Западе — ему постоянно поступали предложения. Но он любил Рос­сию, русскую культуру, кото­рую хорошо знал, и — несмотря на свой явный космополитизм — считал себя русским. Лотяну был привязан к стране со всеми ее реа­лиями — он, например, был членом КПСС и вступил в партию по зову сердца. При этом не растворялся в советской дейс­твительности. Так, в конце 60-х он под­держал требование кишиневских сту­дентов перевести молдавский язык на латиницу. "Компетентные органы" дол­го не могли простить ему этого. Позднее он пытался изменить систему распре­деления средств в Госкино — ради всех та­лантливых режиссеров. Лотяну, как го­ворят знавшие его люди, был "советским Дон Кихотом". Он жил в своем, создан­ном им самим романтическом мире. По­этому и кино Лотяну ничего общего не имело с реальностью, его окружавшей, а "Табор уходит в небо", который он снял в 1976 году, оказался, наверное, самым несоветским фильмом во всем советском кинематографе.

Светлана Тома:

- Цыгане были близки ему своей страс­тью к свободе. Этой свободы не было в об­ществе, потому что ее не было в людях.

Евгений Дога:

- Цыган для фильма Лотяну искал по всему Советскому Союзу: ему были нужны настоящие, живущие вне циви­лизации. Приехав на съемки, они по­началу ревниво относились друг к дру­гу — каждая семья считала, что уж они-то настоящие. К тому же они не верили, что три нецыгана — я, Эмиль и Светлана Тома, игравшая Раду, что-то понимаем в их жизни. Но когда они погрузились в атмосферу картины, ус­лышали написанную мной музыку, а потом увидели первые кадры — це­ликом нам доверились, и мы крепко подружились.

Светлана Тома:

- Картина была невероятно популярна за границей. Ко мне в зарубежных поездках даже при­ставляли охрану, которой ни у ко­го из артистов тогда не было: люди рвали на мне одежду. Конечно, от советского кино никак не ожи­дали таких необузданных эмо­ций. Фильм купили 112 стран — ре­корд для советского кинематографа. В 1976 году "Табор уходит в небо" был награжден главным призом фес­тиваля в Сан-Себастьяне. К сожалению. Эмиля в Испанию не пустили.

В 1977 году Эмиль Лотяну заду­мал снимать фильм по повести Чехо­ва "Драма на охоте". Ему, как всегда, нужно было новое, особенное лицо — де­вочка, которая была бы похожа од­новременно и на Одри Хепберн, и на Татьяну Самойлову, и на Людмилу Са­вельеву. Съемки фильма "Мой ласко­вый и нежный зверь" долго не начи­нались — не было героини. Начались конфликты с руководством "Мосфиль­ма", но Лотяну упрямо тянул время.

Галина Беляева:

- В Воронеже ассистент Лотяну обо­шла несколько учебных заведений, у нее оставалось три часа перед отлетом, и она решила зайти в хореографичес­кое училище, где я тогда училась. Заме­тила меня, попросила фотографию и, уезжая, сказала: "Мы вызовем вас на пробы". Через неделю пришла те­леграмма с приглашением в Москву, а я все не могла поверить в происхо­дящее: я не актриса, мне всего пят­надцать лет, и меня утвердили на роль!

Когда я в первый раз увидела Эмиля Владимировича, то совершенно его не приняла, хотя он был очень доброжела­телен ко мне. Я всегда была замкнутой, а он всячески, даже немного назойли­во, демонстрировал мне свое внимание. К тому же он был намного меня стар­ше. Но постепенно, начав с ним общать­ся, я влюбилась в Эмиля. Честно говоря, этого невозможно было избежать. Как он относился к женщине, как делал комп­лименты — рядом с ним любая чувствова­ла себя королевой! Когда мы куда-нибудь приходили, Эмиль вводил меня, подхва­тив под обе руки, — он преподносил лю­бимую женщину, и все ахали! Он перевернул мою жизнь, и не только потому, что благодаря Эмилю я стала актрисой. Я как человек взрослела под его при­стальным вниманием.

Эмиль Лотяну-мл.:

- Учеба в театральном очень пригодилась отцу: он умел показать актеру, как надо играть. И сам снимался в эпизодах своих картин.

Создавая фильм, Лотяну все делал сам — он был не только режиссером и сцена­ристом, но непременно вмешивался и в работу гримеров, костюмеров, реквизи­торов. Он наперед знал даже то, какая музыка должна звучать в его фильме.
Евгений Дога:

- Для сцены свадьбы Оли и Урбенина я предложил написать вальс, а он у меня никак не получался: вроде все хорошо, но не то, что нужно Лотяну. Полгода он меня мучил. И вот настал решающий день: завтра начинают­ся съемки, и первая сцена — свадьба. Эмиль в 11 вечера врывается ко мне как ураган, а музыки нет. Я думал, он мне чем-нибудь запустит в голову — в такой обстановке мы с ним расста­лись. До утра я написал вальс.

Эмиль Лотяну-мл.:

- Рассказывали, что когда утром на съемочной площадке зазвучала эта му­зыка, все были поражены и просили ставить мелодию еще и еще раз. Кста­ти, сцена с вальсом получилась такой благодаря опять же настойчивости отца: в конце дня, когда все уже было от­снято, а группа здорово устала, он вдруг заметил, что идет облако, излучающее удивительный бордовый свет. Отец за­ставил и актеров, и оператора подож­дать и снял еще один дубль, который и вошел в картину: на фоне красного неба и его отражения в воде все сияло.

На съемочной площадке отец мог быть очень жестким. В фильме "Мой лас­ковый и нежный зверь" есть кадр, где Оленька опускается на землю, держась за ствол березы: отец добивался, чтобы мама делала это легко и красиво, и за не­сколько дублей она ободрала о шерша­вую кору всю кожу на руках.

Галина Беляева:

- После окончания съемок я уехала доучиваться в хореографическом учи­лище. Целый год Эмиль Владимирович прилетал ко мне в Воронеж, и только когда мне исполнилось восемнадцать лет, мы поженились. Он хотел, что­бы я стала киноактрисой, говорил, что меня "любит камера", но я выбрала те­атральное училище — Щукинское. На прослушивании я читала стихи Эми­ля — "Детство" и "Я пью вино", читала с восторгом и гордостью.

В 1980 году у супругов родился сын Эмиль — единственный и горячо любимый ребенок Эмиля Владимировича. В те же годы режиссер начал работать над фильмом об Анне Павловой — роль великой русской балерины должна была играть Галина Беляева. Большинство балетных партий она исполняла сама.

Эмиль Лотяну-мл.:

- Съемки "Анны Павловой" едва не окончились для отца тюрьмой. Он снял гораздо больше материала, чем было нужно, стремясь целиком реализовать свой замысел. В результате израсходо­вал лишние деньги, и на него завели уго­ловное дело, но коллеги отстояли его — картина-то получилась замечательная. "Лишние" серии потом вошли в телеви­зионную версию фильма. Этот пятисерийный вариант был очень популярен за границей.

Евгений Дога:

- В союзе Галины и Эмиля было счастливое сочетание юности и опыта, первозданности и мудрос­ти — это и стало предпосылкой их гармоничного сосуществования. Но, как всякий художник, Лотяну во многом придумывал своих женщин, наполняя их собой, своей избыточ­ной энергией, что неизбежно приво­дило к конфликтам.

Галина Беляева:

- Жизнь с Эмилем Владимирови­чем была яркой и насыщенной, но от­ношения наши были сложными. Он был старше меня на двадцать пять лет и обращался со мной как с ре­бенком — я чувствовала себя в его ру­ках любимой игрушкой и понимала, что не смогу так жить дальше. К тому же его тяготили любые рамки, в том числе и семейные — я бы назвала его не просто свободным — вольным. Наше расставание было неизбежным и очень тяжелым.

Эмиль Лотяну-мл.:

- Отец больше не женился, хотя у него были женщины. С мамой они со­хранили теплые отношения. Он умел остаться верным любви даже после расставания. Я же по-прежнему про­водил много времени с отцом: мы ез­дили на его родину, в Молдавию и Ру­мынию, на море, клеили обои в его квартире, собирали урожай у него на участке в Молдавии — отец любил ра­ботать на земле. Весь 1995 год мы с от­цом прожили в Америке, где я учился английскому и музыке — думаю, он пое­хал туда ради меня.

Галина Беляева:

- Эмиль Владимирович мечтал, что­бы сын стал композитором. Мы отда­ли Эмиля в музыкальную школу, отец, правда, хотел, чтобы ребенок учился игре на скрипке, но тот выбрал тру­бу. Тогда папа сказал: "Если ты бу­дешь играть на трубе, то непременно — джаз". Он очень гордился, что сын принимал участие в традиционном "Параде роз" в Лос-Анджелесе наравне с чернокожими музыкантами. Но сын, несмотря на абсолютный музыкаль­ный слух, унаследованный им от отца, предпочел посвятить себя не творчес­тву, а юриспруденции.

В конце 80-х годов Лотяну пригла­сили в Кишинев возглавить молдавс­кий Союз кинематографистов — и он опять бросился сражаться с ветряны­ми мельницами. В 1986 году снял фильм о молдавском поэте Михае Эминеску "Лучафэрул", а в 1993-м — картину "Скорлупа", о жизни чело­века на переломе двух эпох. Этот фильм не вышел в широкий прокат — 90-е годы были провальными для оте­чественного кинематографа. Лотяну беспрерывно писал сценарии. Он задумал фильмы "Хаджи Мурат" по Льву Толстому и "Божий избранник" — о ки­шиневском периоде творчества Пуш­кина, но ни тот, ни другой снять не получалось: то не находилось денег, то неожиданно приходилось сворачи­вать начатые съемки.

В 2001 году Эмиль Лотяну на­чал готовиться к съемкам своей но­вой картины — "Яр". Нашел средства, часть из которых выделило Минис­терство культуры России. Сцена­рий фильма Лотяну начал писать еще в 1980 году, а закончил уже в но­вом тысячелетии. Местом действия в картине должен был стать зна­менитый московский ресторан "Яр" в первые десятилетия XX века, где пел цыганский хор и куда приходили Толстой, Чехов, Шаляпин.

Светлана Тома:

- Эмиль хотел собрать в этом филь­ме всех своих актеров — Галю Беляе­ву, Гришу Григориу, меня. Наверное, он чувствовал, что сил у него оста­лось не так много.

Лотяну не мог найти только испол­нительницу главной роли — Катерины, дочери цыганки и князя Голицына. В по­исках ее он объехал почти все СНГ и от­правился в Европу. В Словакии, сидя в кафе, он увидел красивую и темпера­ментную девочку, познакомился с ней. Звали ее Петра Филъчакова, ей бы­ло пятнадцать лет, и режиссеру в очередной раз пришлось отпраши­вать юное создание у родителей на съемки. Но "Яр" так и не был снят.

Эмиль Лотяну-мл.:

- Отец был очень волевым челове­ком — я не помню, чтобы он когда-ни­будь жаловался. Он на ногах перенес обширный инфаркт: пришел в поли­клинику на обследование, и медсестра, которая делала кардиограмму, гово­рит: "Видно, аппарат не работает — все прыгает". Позвали врача, и тот прика­зал срочно везти отца в реанимацию. Но он сбежал из больницы.

Галина Беляева:

- Эмиль Владимирович никогда не говорил о здоровье, но перед съемками своей по-
следней картины сказал: "Я ее закончу и поеду в Карловы Вары под­лечиться". Он улетел в Болгарию ре­шать какие-то дела, связанные с кар­тиной, и на обратном пути в аэропорту потерял сознание. В Москве Эмиль Владимирович пробыл несколько дней дома, а потом его забрали в больницу. Когда его клали на носилки, он все пы­тался подняться, улыбался, ободрял нас с сыном — не хотел выглядеть пе­ред нами немощным.

Эмиль Лотяну-мл.:

- Оказалось, что отец давно и тяже­ло болен. Он провел в больнице меньше недели и умер 18 апреля 2003 года. Мы не ожидали такого исхода. Перед смер­тью отец исповедовался и причастил­ся — он был верующим человеком.

Евгений Дога:

- Я думаю, что годы без съемок со­кратили жизнь Лотяну. У него была, если можно так сказать, нервная ган­грена. Те, кто его любил, пережива­ют до сих пор. Ниша романтического кино осталась пуста.

Ирина КРАВЧЕНКО.
"Биография".

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники