ФОТОГАЛЕРЕЯ
oblojka kniga
ОПРОС

Могут ли чиновники и депутаты лечиться за границей?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

31 июля 1992 года в 147-м (411) номере газеты появилась новая рубрика «Мемориал». «Дорогой читатель, — обратилась редакция к своим подписчикам, — с сегодняшнего дня «Утро России» начинает публиковать списки фамилий приморцев, ставших жертвами и ушедших из жизни по вине сталинских репрессий в 1930-1950 годы. Скорбим вместе с тобой, если среди мученических имен ты найдешь своих родных и близких». Было это 23 года назад. Тогда никто и предположить не мог, каким неимоверно трудным окажется дело возвращения имен безвинных жертв.

Напомню, что 18 октября 1991 г. был принят Закон Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». В нем впервые была дана не только правовая и нравственная оценка государственного террора против собственного народа, но и подчеркнута необходимость ликвидации его последствий. По всей стране стали возводиться памятники невинно убиенным, издаваться Книги памяти.

В 1997-м губернатор Приморья Евгений Наздратенко подписал постановление «О подготовке к изданию Приморской краевой Книги памяти жертв политических репрессий». Главным ее редактором и руководителем рабочей группы назначили заслуженного деятеля науки России профессора Алексея Деревянко. Планировалось, что в Книге, кроме имен расстрелянных, будут и историческая справка о том, как начинались репрессии на Дальнем Востоке, и воспоминания репрессированных и их родственников, и фотографии. Работа над подготовкой многотомной Книги продолжалась и в последующие годы. Наша газета стала единственным изданием в крае, поддержавшим этот благотворительный проект. Рабочая группа, назначенная губернатором и получившая доступ в засекреченные архивы, регулярно приносила в редакцию списки жертв с краткой информацией о каждом. Впервые обнародованные сведения получили большой общественный резонанс. В газету стали приходить и звонить, и писать люди, чья судьба так или иначе была связана с событиями террора. К слову, и сегодня к нам обращаются родственники сгинувших в молохе репрессий с просьбами помочь разыскать хоть какую-то информацию. Десять лет, с 1992-го по 2002 год на страницах «Утра России» регулярно выходили публикации мемориальных колонок. За эти годы не стало и Алексея Пантелеевича Деревянко, и Иды Петровны Поповой (возглавлявшей краевую организацию «Мемориала»), непосредственно сотрудничавшей с редакцией. В 2002-м край прекратил финансировать деятельность рабочей группы. Но еще несколько лет Николай Александрович Скворцов, последний из редакционной коллегии Книги, имевшей доступ к секретному архиву, продолжал работать с документами и составлять карточки на репрессированных в Приморье.

Однажды в начале 2000-х Алексей Деревянко и Николай Скворцов выступили на краевом радио и рассказали о своей работе над Книгой, о том, что наш край в истории сталинских репрессий — регион особенный. Количество репрессированных здесь на порядок выше, чем в центральной полосе России, потому что наша территория всегда была не густо заселена. А если считать репрессированных на 1000 проживающих, то местные энкавэдэшники за пояс заткнули своих коллег по стране. В редакцию сразу стали звонить: «Прекратите немедленно передачу!».

- Через два дня, — вспоминал Николай Скворцов, — на Деревянко было совершено покушение. В собственном подъезде, среди бела дня возле почтовых ящиков Алексея Пантелеевича ударили сзади по голове монтировкой, завернутой в газету. С травмой черепа профессор провел в больнице почти три месяца. Преступника тогда так и не нашли… А в скором времени у руководителя рабочей группы случился инфаркт и его не стало.

По подсчетам той, первой редколлегии, в Приморье должно быть не менее 10 томов Книги памяти жертв политических репрессий. Но до сих пор не выпущено ни одного. Хотя уже в 2002-м первый был готов к печати. Тогда для издательства Книги требовалось 280 тысяч рублей, которых в крае так и не смогли найти. Напомню, что примерно в это время кандидаты в депутаты Государственной думы вносили регистрационные залоги в 900 тысяч рублей! С годами сумма, необходимая для печати первого тома Книги, увеличивалась. К 2009 году она составила почти два миллиона рублей.

А в 2010 году достоянием общественности стали махинации, связанные с выпуском Книги. Мы все узнали, что еще в октябре 2009 года Управление внутренней политики Приморского края заключило государственный контракт на 1 миллион 800 тысяч рублей с ООО «Издательско-полиграфический комплекс «МегаПринт». Издатель обязался выпустить в свет 2500 экземпляров долгожданного тома. И хотя Книга так и не вышла, но отметка о дате «фактического исполнения» контракта в реестре госконтрактов края была сделана 23 ноября 2009 года. Пять лет без малого правоохранительные органы расследовали это циничное преступление. В апреле 2014-го приговор по резонансному уголовному делу был вынесен. Виновницей в махинациях с бюджетными средствами назвали директора типографии, которую приговорили к пяти годам лишения свободы условно и к штрафу в 500 тысяч рублей с возмещением ущерба, нанесенного казне края. Никого из администрации экс-губернатора Сергея Дарькина, при котором и стал возможен подобный кульбит с деньгами, к ответственности не привлекли. Вероника Волочкович, подписавшая официальные документы о приеме Книги, как и.о. начальника Управления внутренней политики администрации края, отделалась легким испугом. Расследование длилось так долго, что время сыграло на законную формулировку «за истечением срока давности». Как и когда будут возмещаться потраченные денежки, большой вопрос. (К слову, помещение комплекса «МегаПринт» находилось в подвале здания администрации края.)

Электронный вариант Книги, по сведениям председателя Приморского правления регионального отделения правозащитного общества «Мемориал» Юрия Трифонова, в типографии таки существовал. Но сотрудница, готовившая Книгу к печати, давно уже уволилась, а перед ее увольнением компьютер, в базе памяти которого хранилась вся информация, сломался. И никто не озаботился восстановить утерянные файлы.

В конце сентября 2014-го Юрий Иванович Трифонов (родившийся «на зоне» и фактически малолетний узник сталинских концлагерей) выпустил в издательстве «Водолей» 15 экземпляров Книги памяти жертв политических репрессий по Приморскому краю. Издал он ее на собственные средства пенсионера и ветерана труда, используя те давние публикации нашей газеты. Оказалось, что жительница Владивостока Нина Александровна Вишневская сохранила почти все вырезки из газеты с мемориальными колонками. На основе ее архива и составил Книгу Юрий Трифонов. К сожалению, даже эти неполные данные в первой Книге, как позже выяснилось, были купированы. Компьютерная программа «проредила» однофамильцев, оставив по одному варианту из многочисленных порой списков. Спустя несколько месяцев Юрий Иванович решился на новую публикацию. В издательстве «Русский остров» он вновь за свой счет издал двухтомник «Большой террор» почти на 1500 страниц. Тираж получился еще меньше — пять экземпляров. В электронном виде этот обновленный вариант размещен на официальном сайте журнала «Ойкумена. Регио-новедческие исследования» (том 1 http://www.ojkum.ru/ res/bolshoy_terror_20151. htm, том 2 http://www.ojkum. ru/res/bolshoy_terror_2015_2. htm).

Рабочая группа, работавшая над Книгой памяти, по подсчетам Николая Скворцова, подготовила пять полновесных томов, из небытия удалось вернуть 32 тысячи фамилий. Все электронные данные находятся у Натальи Алексеевны Шабельниковой — дочери профессора Деревянко. Но, к сожалению, до сих пор многолетний труд этих замечательных людей так и не стал достоянием общественности. Они претерпели все перипетии: прекращение финансирования, выдворение из помещений, где хранились тысячи рукописных карточек (рассортированные по фамилиям и годам карточки посторонние ремонтники свалили однажды в общую кучу). И только неумолимое время никому еще не удавалось преодолеть. «Иных уж нет, а те — далече».

Недавно сотрудники ФСБ и музея имени Арсеньева решили возобновить работу над созданием Книги памяти. Первым делом обратились к Наталье Алексеевне Шабельниковой. Но никаких сведений от нее получить не удалось. Дочь профессора Деревянко, для которого работа над книгой так и осталась незаконченной, пояснила, что у нее списки жертв репрессий не сохранились. В апреле 2015 года музей им. Арсеньева и УФСБ РФ по Приморскому краю заключили договор, по которому каждый квартал сотрудники службы безопасности обязались поставлял, сведения о репрессированных приморцах. Первые 185 фамилий с краткими данными уже поступили в музей.

- Люди обращаются в музей по поводу отсутствия Книги памяти, — поясняет директор музея им. Арсеньева Виктор Шалай. — Для них он вполне себе такая структура, с которой можно спросить. Потомкам, исследователям Книга очень нужна, тем более что в других регионах подобные издания давно уже вышли в свет. Прежде ее пытались создать разные группы людей, но по разным причинам ничего так и не получилось. Мы сначала провели переговоры с архивным отделом ФСБ. Узнали, готовы ли они заново делать эту работу. А потом уже оформили соглашение. И вот получен первый результат. Конечно, на издание бумажного варианта Книги мы не претендуем. Таких денег у музея нет. Но электронную версию Книги памяти репрессированных в Приморье музей со временем вполне может разместить в интернете.

За период с августа 1937 г. по декабрь 1938 г., по сведениям Юрия Ивановича Трифонова, в Приморье расстреляно более 10 тысяч, а осуждено и сослано более 320 тысяч человек. «За такой «ратный» труд Сталин с кавказской теплотой, заботой и щедростью по спискам Берии дал добро на расстрел около 10 тысяч работников НКВД, — рассказывает Трифонов. — В том числе в 1939 году был расстрелян и начальник ГУГБ, заместитель наркома внутренних дел Михаил Фриновский. По «сталинским» спискам были расстреляны и его жена, и сын. А вот сотрудники прокуратуры — члены троек, двоек ВС и ОСО, остались на своих местах и, начиная с 1954 года, приняли участие в реабилитации тех, кого они отправили на расстрел, в концлагеря или на высылку».

Только во Владивостоке, по информации Трифонова, располагалось шесть исправительно-трудовых лагерей системы ГУЛАГа НКВД. Во Владивостокском пересыльном пункте Дальстроя 27 декабря 1938 года принял смерть один из величайших русских поэтов XX века Осип Мандельштам. На тот момент ему было 47 лет…

Когда-то, в 50-х годах на улице Ильичева, неподалеку от места гибели Мандельштама был установлен бюст. В 1957 году его видел Юрий Трифонов, а в 1960-м, когда Юрий Иванович снова пришел к памятнику поэта, на этом месте нашел лишь груду кирпичей да осколки разбитого бюста.

Председатель Приморского «Мемориала» очень надеется, что у кого-то из читателей «Утра России» в семейных архивах сохранилась фотография того памятника и крематория из красного кирпича на улице Волховской, в котором кремировали тело поэта. На том месте потом построили школу № 42, ее ученики ходили на занятия мимо бюста Мандельштама. Теперь в бывшем здании школы противотуберкулезный диспансер. Мы готовы сделать копии со старых фотографий или принять отсканированные копии. Об истории снимков и о людях, хранивших их, газета расскажет своим читателям.

Уже изданы Книги памяти в Москве, Белгородской, Мурманской, Ивановской, Иркутской, Кировской, Курской, Нижегородской, Оренбургской, Томской, Сахалинской, Амурской, Магаданской областях, Хабаровском, Ставропольском краях, Республике Хакассия и других регионах страны. И только в Приморье печатный вариант книги правды

- Книги памяти так и не увидел свет.

Быть может, получится создать электронную версию у сотрудников музея.

Лариса ТИМОХИНА.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники